Верховный суд обобщил практику по банкротным делам

« Назад
15.08.2017 18:11

Дела о банкротстве юридических лиц, по статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, занимают значительную нишу. С начала года арбитражные суды первых инстанций уже рассмотрели более ста таких дел, а многие прошлогодние процессы продолжились в арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах округов и дошли до Верховного суда. В свежем обзоре судебной практике вы найдете позицию судей по некоторым из них.

1. Арест залогового имущества организации-банкрота не дает преимущества кредитору

Верховный суд РФ пришел к выводу, что арест имущества не дает преимуществ залогового кредитора организации, которая его инициировала. Залогодержатель должен быть включен в реестр на общих основаниях.

Суть спора

Арбитражный суд принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество коммерческой организации по заявлению ее кредитора-залогодержателя. После в отношении этой организации была открыта процедура наблюдения, и кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о включении его требования, обеспеченного залогом, в реестр. Суд первой инстанции, далее апелляция и кассация, пришли к выводу, что требования обоснованы, поскольку залог возник со дня вступления в законную силу решения о взыскании задолженности. При этом никаких событий, предусматривающих прекращение залога, не произошло. В силу статьи 334 Гражданского кодекса РФ арбитры признали за организацией статус залогового кредитора. Однако другим кредиторам должника это не понравилось, и они обратились в Верховный суд.

Решение суда

Судьи Верховного суда РФ в определении от 27.02.2017 N 301-ЭС16-16279 по делу N А11-9381/2015 заняли позицию, прямо противоположную мнению коллег, и отменили акты нижестоящих инстанций. Верховный суд напомнил, что введение запрета на распоряжение имуществом не означает возникновения полноценного залога. Кроме того, арест не дает преимуществ залогового кредитора. Позиция суда основана на том, что запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства. В тексте определения, в частности, сказано: Федеральный закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения реестровых требований, подтвержденных судебными решениями, в индивидуальном порядке и не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого наложен арест. Наоборот, правоотношения, связанные с банкротством, основаны на принципе равенства кредиторов, требования которых относятся к одной категории выплат (пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве), что, в свою очередь, не допускает введение судом, рассматривающим дело о несостоятельности, различного режима удовлетворения одной и той же выплаты в зависимости от формальных (процедурных) критериев, не связанных с ее материальной правовой природой (в зависимости от того, как будет разрешено ходатайство о наложении ареста). Поэтому запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

2. Аффилированных с должником кредиторов не включат в реестр

Верховный суд РФ указал, что в банкротных делах кредитор должен доказывать отсутствие общности интересов с должником не только через юридическую, но и через фактическую аффилированность. При наличии такой аффилированности ему могут отказать во включении требований в реестр. Суть спора Банк обратился в рамках дела о банкротстве индивидуального предпринимателя в арбитражный суд с заявлением о включении его требования в реестр. Суд первой инстанции определением, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции и окружного суда, удовлетворил заявленные требования. Однако банк, являющийся конкурсным кредитором ИП-должника, обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить и в удовлетворении заявленных требований отказать. По мнению кредитора, у банка были с должником внутригрупповые отношения, которые не учли арбитры.

Решение суда

Верховный суд в определении от 26 мая 2017 г. N 306-ЭС16-20056(6) согласился с такими выводами. Арбитры указали, что суды низших инстанций не исследовали внутригрупповые отношения между кредитором и должником, а также иными лицами. В то время как эти отношения свидетельствовали о наличии общих экономических интересов. Ведь на протяжении рассмотрения настоящего обособленного спора заявитель приводил доводы, свидетельствующие о том, что все участники спорных арендных отношений - предприниматель-должник, собственники помещений и все цессионарии (в том числе банк-кредитор) - принадлежат к одной группе компаний "Диамант", которую контролирует супруг ИП-должника, как конечный бенефициар. Суд напомнил, что по смыслу пункта 1 статьи 19 ФЗ о банкротстве к заинтересованным лицам должника относятся лица, которые входят с ним в одну группу лиц, либо являются по отношению к нему аффилированными. Таким образом, критерии выявления заинтересованности в делах о несостоятельности через включение в текст закона соответствующей отсылки сходны с соответствующими критериями, установленными антимонопольным законодательством. Все лица, у которых обнаружены признаки аффилированности, должны раскрыть экономические мотивы своего поведения в рамках сделки. Если в таком поведении будут выявлены признаки злоупотребления правом: фиктивность сделки, отсутствие экономической нужды в ее совершении как со стороны должника, так и со стороны кредитора, то это является достаточным основанием для отказа во включении требований кредитора в реестр. Поэтому ВС РФ отправил дело на новое рассмотрение, для изучения этих обстоятельств.

3. Банк имеет права не дожидаться решения суда, чтобы начать процедуру банкротства должника по кредитам

Верховный суд указал, что банк может подавать заявление о банкротстве организации в отсутствие судебного решения только по требованиям, которые возникли в связи с наличием у него специального статуса кредитной организации. В частности, по кредитной задолженности или поручительству, в противном случае ему нужно применять обычную процедуру.

Суть спора

Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании коммерческой организации несостоятельной (банкротом). Определением арбитражного суда заявление банка было признано обоснованным. Суд открыл в отношении организации-должника процедуру наблюдения и назначил временного управляющего. Требования банка арбитры включили в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь. Однако организация с таким решением не согласилась, указав на отсутствие судебного решения, вступившего в силу, по имеющейся задолженности. Дело дошло до Верховного суда РФ. Решение суда Верховный суд РФ в определении от 27 марта 2017 г. N 305-ЭС16-18717 напомнил, что в силу пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора - кредитной организации со дня возникновения у должника признаков банкротства. Таким образом, банки имеют право инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента и без представления в суд вступившего в законную силу судебного решения по спору с должником. При этом судьи отметили, что буквальное трактование данной нормы о возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом без представления судебного акта только лишь в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации является нарушением принципа равенства. Ведь такое право наделяет банки ничем не обусловленными преференциями при инициировании ими процедур банкротства. В связи с этим судьи решили, что основным критерием, допускающим возбуждение дела о банкротстве подобным упрощенным способом, выступает реализуемая кредитной организации деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России, в силу Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности". То есть задолженность должна быть связана с кредитом. Поскольку в спорной ситуации речь шла о задолженности по договору подряда, ВС РФ решил, что, банк должен обращаться в суд в общем порядке.

4. Поручители ИП-должника в реестр кредиторов не попадут

Верховный суд указал, что в случае погашения задолженности индивидуального предпринимателя-банкрота его родственниками, которые являлись поручителями, они не вправе рассчитывать на включение в реестр кредиторов на сумму погашенного долга, а только могут получить статус солидарных должников и компенсировать уплаченный долг сверх своей доли в общем порядке.

Суть спора

Индивидуальный предприниматель взял кредит под поручительство нескольких компаний, участником которых являлся он сам и его родственники. С исполнением обязательств по кредиту у ИП возникли сложности. Он не смог рассчитаться с долгом, однако его родственники погасили часть задолженности перед банком. Кредитная организация все равно обратилась в суд и начала процедуру банкротства ИП. Тогда родственники ИП со ссылкой на статью 313 ГК РФ обратились в суд с требованиями о включении в реестр на сумму погашенной задолженности.

Решение суда

Суды трех инстанций включили требования родственников ИП в реестр кредиторов. В аффилированности их с должником судьи ничего предрассудительного не увидели. Однако банк дошел до ВС РФ. Верховный суд в определении от 25 мая 2017 г. N 306-ЭС16-17647(8) с выводами коллег не согласился. Более того, судьи сочли действия должника, который вместо того, чтобы погашать долг самостоятельно, просил делать это своих родственников, злоупотреблением правом. Поэтому в силу статьи 10 ГК РФ в удовлетворении требований кредиторов-родственников должника Верховным судом было отказано. Судьи отметили, что они имеют право требовать от должника только ту часть, которая была погашена сверх доли их ответственности, как поручителей. В судебном акте, в частности, указано: Предоставившие совместное обеспечение лица являются солидарными должниками по отношению к кредитору. При исполнении одним из таких солидарных должников обязательства перед кредитором к нему в порядке суброгации переходит требование к основному должнику (абзац четвертый статьи 387 Гражданского кодекса). Однако его отношения с другими выдавшими обеспечение членами группы по общему правилу регулируются положениями пункта 2 статьи 325 Гражданского кодекса о регрессе: он вправе предъявить регрессные требования к каждому из лиц, выдавших обеспечение, в сумме, соответствующей их доле в обеспечении обязательства, за вычетом доли, падающей на него само. Дело было направлено на повторное рассмотрение в суд первой инстанции.

Источник: http://ppt.ru/news/139976?utm_campaign=dailynews_07082017&utm_source=SendPulse&utm_medium=email